Конец 70-х, самолет Москва-Париж. Незадолго перед посадкой в салон входит стюардесса и говорит:

— Мадам и месье, товарищи, скоро наш самолет приземлится в парижском аэропорту. Когда вы окажетесь на французской земле, вам наверняка понадобится о чем-то спросить у местных. Я готова перевести ваш вопрос на французский. Прошу.

Один из пассажиров спрашивает:

— Как будет по-французски «Как пройти к Эйфелевой башне»?

Стюардесса перевела.

Спрашивает второй:

— Как будет по-французски «Сколько стоит чашка кофе»?

Стюардесса перевела.

Спрашивает третий:

— Как будет по-французски «Вы очень красивая девушка, я хотел бы с вами познакомиться»?

Стюардесса перевела и этот не вполне соответствующий моральному кодексу вопрос. Тут вдруг робко подает голос неизвестно как оказавшийся на борту авиалайнера пожилой еврей:

— Извините, а как будет по-французски «Где тут у вас дают политическое убежище»?

Поднимается мужик в кожаной куртке, сурово глядит на еврея и спрашивает:

— А вам зачем?

— Боже упаси, — отвечает пожилой еврей. — Мне это совсем незачем. Я просто хотел деликатно выяснить, кто у нас старший группы.

***

В роддоме всеобщее возмущение: к еврейским роженицам врачи и персонал относятся явно лучше. Главврач обращается к скандалящим женщинам:

***

— Товарищи мамаши, будьте сознательными гражданками! У них продукция на экспорт!

80-е годы. В аэропорту Шереметьево евреи-эмигранты ждут самолёт на Вену.

По радио объявляют:

— В связи с вылетом в Париж делегации ЦК КПСС рейс на Вену задерживается.

Ещё через час:

— Рейс в Вену откладывается в связи с вылетом в Рим делегации ВЦСПС.

Рабинович говорит приятелю:

— Слушай, Фима, если они все улетают, может, нам остаться?

***

Еврей объясняет в ОВИРе, что две причины заставляют его уехать в Израиль:

— Первая причина — мой сосед говорит мне: «Погоди, жидовская морда, как только Советская власть кончится, я тебя в тот же день зарежу!».

— Чего же вам бояться? Ведь Советская власть никогда не кончится!

— Вот, вот! Это и есть вторая причина.

***

— Сколько у нас всего евреев? — спрашивает Брежнев Косыгина.

— Миллиона три — четыре.

— А если мы им всем разрешим уехать, многие захотят?

— Миллионов десять — пятнадцать.

***

Плакат в ОВИРе: «Еврейская жена не роскошь, а средство передвижения!»

***

Эмигрант эпохи 70-х, навсегда покидающий пределы СССР, проходит таможенный досмотр. Таможенник обращает внимание на попугая, которого хозяин вывозит с собой на ПМЖ. «А сколько лет вашей птичке?» – «Триста». – «Э-э, нет! Если ему триста лет, значит, он представляет историческую ценность для государства и вывозу не подлежит». – «Но как же быть?!» – «Ну, вот если, к примеру, чучелом, или хотя бы тушкой…» — «Но ведь это наша семейная реликвия, его еще мой прадед приобрел…» – растерянно объясняет эмигрант. «Нет, живьем нельзя!» – категорично заявляет таможенник, на что «попка» рассерженно хрипит: «Слушай, Хаим, хоть чучелом, хоть тушкой, но сваливать отсюда надо!!!»

***

Объявление: «Меняю трехкомнатную квартиру в Москве на двухкомнатную в Париже. Возможны варианты».

***

Советские евреи делятся на храбрых и отчаянных. Первые уезжают, вторые остаются.

Источник

Понравилось? Поделитесь с друзьями!
Загрузка...

Powered by Facebook Comments