После двух двенадцатичасовых операций за семь дней для восстановления моего дегенерирующего позвоночника, все, что я помню, это боль. Максимум агонии и боли, я думала, что все эти испытания убьют меня.

Наступил день, когда у меня не было слов, не было личности, не было мыслей, поэтому я просто кричала. Я ничего не помню, но я уверена, что это был один из тех случаев, когда я сражалась со всем, что могла, и кричала и кричала. И я вырывалась, пыталась вытащить трубки и иглы из рук, шеи и ног. Мой муж, любил меня и страдал со мной, он держал меня за руку, и чувствовал себя бессильным и поклялся Богом, что поможет пережить мне эту агонию и не отдаст меня ему. Медсестра, накрахмаленная и эффективная, наклонилась ко мне и сказала, чтобы я сделала глубокий вдох и прекратила борьбу, так как скоро все пройдет. Так что мне нужно было остановится, или они меня остановят сами!

Это было похоже, словно со мной кто-то говорил на неизвестном мне языке. Где-то внутри огня, бушующего в моем теле, ее слова только заставляли меня бороться сильнее. Наконец, она сказала моему мужу: «Послушайте, я знаю, что вам должно быть очень тяжело. Почему бы вам не вернуться в отель и немного не отдохнуть? Мы позаботимся о вашей жене. Не волнуйтесь.»

«Но что вы будете делать, если ей больше нельзя колоть обезболивающее?», — устало спросил он.

«Мы привяжем ее к кровати, и когда она увидит, что не может двигаться, она все это прекратит».

Он стоял у кровати, слушая эти слова. Он посмотрел на меня: его жена, его друг, по его щекам потекли слезы и он сказал медсестре: «О, нет, вы никогда не привяжите мою Джинну. Я могу лечь сверху нее, и она узнает меня и она успокоится».

Медсестра, ее рот и ее глаза были в ужасе. Когда она обрела голос, она запинаясь ответила: «Что вы такое говорите, вы абсолютно не можете даже лежать в ее постели, а тем более лечь сверху! Вы вытащите остальные трубки, и, кроме того, все это против правил в отношении больницы». Она вздрогнула, она была так потрясена, и она добавила: «Вы не можете ничего подобного сделать!»

Мой муж, этот шестифутовый мужчина, который понимал нашу близость и любовь, посмотрел на эту медсестру, прямо ей в глаза и почти шепотом сказал: «О нет, я это сделаю». И он сделал это, и я, узнав его, обрела мир в осознании. Я отпустила все. Я спала. Такая сила любви…

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Powered by Facebook Comments