Звонок поступил от руководителя Министерства национальной безопасности (МНБ) в полночь: «У нас есть 3-летняя девочка в больнице. Ее маму подстрелили и, как ожидается, она не доживет до утра. Ее отец арестован. Бытовое насилие. Вся одежда изъята полицией в качестве доказательств, так что, если вы могли бы принести одеяло, это было бы здорово. Вы можете приехать и забрать ее?»

«Да».

«Вызов поступил от работника социальной службы, когда я готовила ужин: «У нас есть 4-летний мальчик в полицейской машине. Его одежда пропитана мочой его психически неуравновешенной матери; у него могут быть вши, и он грязный. Мы можем привести его к вам?»

«Да».

«Звонок поступил из другого округа, когда мы готовились ко сну. «У нас есть 2-летний ребенок, который спит в офисе МНБ сейчас. Она была доставлена в больницу с травмой. Ее мама была настолько под кайфом, что она едва могла функционировать. Эта маленькая девочка очаровательная. Нам просто нужен кто-то, кто может взять ее на ночь. Не могли бы вы?»

«Да».

«Очередной звонок поступил, пока я была на пробежки. «У нас есть крошечный младенец. Что-то не клеится с его нынешней приемной семье, и нам нужно время, чтобы переместить его. Есть ли у вас детское автокресло?»  «Да. Да. Да. Да. Да.»

Мой муж и я являемся биологическими родителями двух маленьких детей, а также приемными родителям целой команды детей младше пяти лет. Однажды наш друг сказал мне, что звонки от МНБ, дарят нам новое собственное приключение. Каждое «Да» дарит нам новое приключение, которого мы никогда не ожидали. Мне всегда интересно, какие приключения нас ждут после очередного звонка, и мы не можем отказать.

Мы говорим «Да» потому, что эти пострадавшие дети нуждаются в поддержке и безопасности. Им нужна мама, чтобы завернуть их в одеяла и уложить их спать. Им нужен папа, чтобы поднять их на плечи и покатать их во дворе. Они нуждаются в одежде, которая соответствует их размеру и еда, которую можно и хочется есть. Они нуждаются в любви. Я была удивлена, обнаружив, сколько существует таких детей, требующих помощи и поддержки. Они сладкие и вздорные, упрямые и смешные. Они держат нас в тонусе и учат нас, тому чего бы мы никогда не научились без них.

Люди говорят мне все время: «Я не знаю, как ты это делаешь! Я никогда не смогу стать приемным родителем. Это было бы слишком тяжело прощаться с детьми после того, как я привыкла к ним.»

И я понимаю, что я делаю. Раньше я говорила то же самое. Но теперь, мне хочется помочь им. Это будет слишком тяжело для меня…

Все верно. Это тяжело. У меня было много дней, когда я хотела бросить все это. Мои идеи и энергия и терпение падали плашмя. Были бесконечные собрания и встречи и телефонные звонки. Были ложные обвинения и разочарование. Патронатное воспитание может быть жестким.

И еще эти дети вынуждены делать трудные вещи каждый день, не по их вине или по собственной воле. Ими злоупотребляли и пренебрегали и они вынуждены заботиться о себе сами. Они отделены от братьев и сестер и кочуют с места на место. Детей в системе опеки и попечительства пережили больше боли за свою короткую жизнь, чем большинство из нас за всю свою жизнь.

Следующий телефонный звонок. И мой муж, и я скажем «Да». Не потому что мы такие удивительные люди. Мы будем говорить «Да», потому что эти дети вынуждены делать трудные вещи. Наименьшее, что мы можем сделать, это посмотреть в их разбитые глаза и сказать: «Да. Я буду говорить с тобой. Я буду держать тебя за руку, и целовать твою голову и успокаивать истерики. По Божьей благодати, мы справимся со всем вместе.»

Когда придет время прощаться, я буду стирать их одежду и упаковывать игрушки. Я буду реветь, плакать и жалеть, что все могло быть иначе. Но я никогда не пожалею, что сказала «ДА».

Эмили — приемная мама и волонтер из Портленда, штат Орегон.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!
Загрузка...

Powered by Facebook Comments