Я была подростком, когда в нашей семье началась черная полоса — родители почти одновременно потеряли работу. Отложенные на «черный» день деньги очень быстро закончились, а поиски нового заработка не давали результата.

Я сделала так ЖЕ, как мама

Дошло до того, что в доме не было куска хлеба, зато в почтовом ящике — куча квитанций за неоплаченный газ, свет, воду… Отец стал заглядывать в рюмку, а мама решилась уехать на заработки с помощью знакомых в Греции. Помню, как она обнимала меня и плакала, что своего ребенка, еще и школьницу, приходится оставлять на произвол судьбы…

Пять лет мама вкалывала на чужбине. Именно благодаря ей я могла прилично одеваться, питаться и, главное, — поступить в учебное заведение, о котором мечтала. Тогда, после успешных испытаний, даже подумать не могла, что за какой-то год я буду изучать иностранный язык не в университете, а в чужой стране…

Когда заканчивала первый курс, мама, имея уже документы, приехала в Украину. Обычный осмотр у доктора закончился страшным диагнозом-приговором, с которым долго не живут. Почти год мы боролись изо всех сил и, слава Богу, победили болезнь. Но чуть ли не все сбережения, которые удалось собрать, потратили на лечение мамы. Поэтому снова долги, не оплаченное обучение… Опять тупик. Мы понимали, что мама уже не сможет работать или куда-то ехать. Я взяла «академку» и стала собирать документы на выезд.

В Греции я пять дней легально могла проживать в гостинице и в течение этого времени искать себе работу. Обычно наши гастарбайтеры обращаются за этим в фирмы по трудоустройству (есть греческие, украинские, российские). Иногда это занимает до двух месяцев.

В такие фирмы часто наведываются сами греки и выбирают прислугу. Со стороны это напоминает торг лошадьми. Гречанки хотят, чтобы женщины, которых они принимают на работу, были старше, некрасивыми, опрятными и трудолюбивыми. Если же человек длительное время без работы, а деньги заканчиваются, то он может даже ночевать в офисе фирм по найму, где будет спать на стуле. Достаточно часто наши люди ночуют и на вокзалах, и на скамейках в парках, и скверах, находя такие места, чтобы не попасться на глаза полиции.

Ничего страшного, то переходнОЙ возраст

Накануне первого трудового дня я проплакала всю ночь. Было очень страшно ехать к чужим людям. С хозяевами я общалась на английском, а они между собой говорили по-гречески. Поэтому у меня часто было впечатление, что они говорят обо мне, что я что-то не то делаю. Очень трудно было переломить себя психологически: переход от более-менее нормальной жизни в статус служанки невыносим. Осознаешь, что ты — никто.

Каждый день я убирала четыре этажа огромной виллы, готовила еду, стирала белье, гладила и вычищала дорожки во дворе. На каждом этаже по три комнаты, одна ванная, балконы. Должна была начистить все до блеска, даже стены мыла. Ела всегда быстро: одной рукой терла умывальник, а в второй — держала бутерброд. Каждый раз пыталась справиться с домашней работой до прихода хозяев — казалось, если они увидят, что я что-то не сделала, то выгонят.

Сначала хозяйка будто «случайно» могла оставить под кроватью деньги или золотые украшения. Так меня проверяли. Помню, тогда за месяц работы мне заплатили 420 долларов, что было очень мало. Следующего месяца ситуация НЕ изменилась, и я попросила хозяйку, чтобы повысила мне жалованье, однако она не
согласилась. Между тем мое положение в этой семье ухудшалось тем, что хозяин «положил на меня глаз». Он старался быстрее жены прийти с работы, звонил мне, когда я у меня был выходной. В конце концов стал отчетливо намекать на близость. Понимая, что он не остановится, я решила уволится. Кроме того, хозяйка все чаще стала задерживать мне зарплату.

Когда женщина работает в семье служанкой, живет в чужом доме и питается за счет хозяев, это называется мессой. Морально выдержать на такой работе молодым людям очень трудно. Ведь ты не имеешь права покинуть дом, в любое время дня или ночи хозяйка может приказать что-то сделать, и ты вынуждена выполнять. Именно работая мессой чувствуешь себя рабыней. Только в воскресенье тебе дают выходной. И это большое счастье, когда тебя отпустят в субботу вечером.

Бывало так, что после выходного опоздав на несколько минут — хозяева сразу показывают на часы и даже могут снизить зарплату.

Последняя моя работа мессой была в очень богатой греческой семье. Молодая хозяйка жила со своей свекровью и двумя детьми: девочке было десять лет, а парню — двенадцать. 80-летняя бабушка очень меня полюбила, и я привязалась к ней. Именно она научила меня говорить по-гречески. Старушка не любила оставаться в комнате сама и просила, чтобы я с ней посидела.

В этой семье я проработала четыре месяца и за то время не очень перетрудилась. Но большой проблемой были дети. Кроме уборки, я должна была с ними играть, развлекать их. Однажды я осталась с ними одна дома. Когда мы сидели трое на кухне, малый схватил нож и начал кричать, что сейчас нас зарежет. Испугавшись, я с девочкой закрылась в ванной комнате. Просидели там в темноте почти час.

Подумав, что он, наверное, уже успокоился, мы решили выйти и убежать из дома через черный ход. Но возле выхода на нас ждал этот малый придурок с ножом в руках. Набросившись на нас, он порезал руку сестре, которая со страха упала и начала задыхаться. Парень тоже понял, что дошутился, и начал помогать мне приводить ее в чувство. Ребенка я еле откачала. А когда пришла мать и я ей все рассказала, женщина сказала, что ничего не произошло: просто у ее сына — переходной возраст.

лучшая подруга

После работы в роли мессы я вообще начала бояться людей и выходить на улицу. Нашла помещение, за которое не платила, но каждый день, вставая в пять утра, мыла домовые лестницы. Со временем у меня появились новые знакомые и друзья. Хотя доверять нашим не стоит. Даже лучшей подруге не надо рассказывать, что у тебя хорошая работа и дешевое жилье. Я в этом убедилась на своем опыте.

Как-то познакомилась я с Галей. Она, как и я снимала жилье и работала на почасовой работе. Сначала все было хорошо. Но однажды, когда Галя увидела, что я понравилась его знакомому парню, отношение ко мне сразу изменилось. Она всячески пыталась меня в чем-то упрекнуть, и мы поссорились.

Некоторое время я сидела без работы. И тогда одна знакомая посоветовала мне пойти работать к ее бывшей хозяйке. Женщина сразу предупредила, что будет платить мне мало, но не сидеть же без дела. Семья оказалась хорошей. Хозяева были довольны моей работой, и со временем стали платить больше. Иногда брали с собой в кино, театр или на прогулку, могли подарить какую-то вещь. Жила я вблизи от них, поэтому хозяйка, которая весь день ничего не делала, могла мне позвонить и попросить, чтобы я пришла и отобрала картофель.

Работой я была довольна, и когда знакомая спрашивала, как мне работается, рассказывала ей о высокой зарплате и подарках. Но со временем стала замечать, что отношение хозяйки ко мне изменилось. Она всячески пыталась создать конфликтные ситуации, а впоследствии сказала, чтобы я вообще не приходила.

Только через несколько недель мне позвонил бывший хозяин и рассказал, что женщина, которая меня рекомендовала им, часто звонила его жене и наговаривала на меня, мол, что я болею венерическими болезнями и хочу отбить у хозяйки мужчину.

Лучший туда не попадать

В Греции я находилась нелегально, поэтому старалась не попадаться на глаза полиции. Однако это не удалось. Впервые меня остановили через несколько дней после приезда. Я вышла позвонить домой, и возле меня остановилась полицейская машина. Двое правоохранителей потребовали документы. Правда, я не понимала
ни слова по-гречески и расплакалась. Не знаю, почему, но один из них сжалился и отпустил меня. После того случая вообще боялась выйти на улицу.

Один мой знакомый побывал в греческой тюрьме. С его рассказа, — туда лучше не попадать. В маленькой камере сидит до 50 человек. Конечно, мест на всех не хватает, поэтому начинается «битва» за нары: если не завоевал себе место — спишь на холодном полу. Чтобы пойти в туалет, заключенный стучит в дверь почти полчаса. Охрана открывать НЕ спешит, зато может еще и побить. Поэтому терпишь столько, сколько сможешь.

Ежедневно всех водят в душ, на который выделяют 20 минут. Не успел помыться — ходишь грязный, поэтому в душевых тоже часто возникают драки между заключенными. Запрещено пользоваться мобильными телефонами. Когда же приходят родственники или друзья и приносят пакеты, то все продукты придирчиво проверяют охранники, половину забирают себе.

В общем, если нелегал впервые попал в тюрьму, то он имеет право нанять адвоката, который за свои услуги берет от 800 до 1500 евро. Узника отпускают и выдают справку, в которой указано, что в течение месяца этот человек должен покинуть страну. Конечно, никто никуда не едет. Если у человека нет денег на адвоката, то он ждет, пока наберут группу нелегалов и за счет государства отправят на родину. Если ты попал в тюрьму во второй раз, то можешь там задержаться надолго. Иногда это длится до года, пока кто-то из друзей или знакомых не примет тебя.

«А у вас ходят в школу?»

Когда я приехала на работу в Грецию, то весила 56 килограммов, теперь — 42. Становится как-то не по себе, когда однажды ты замечаешь, что работа тебя уничтожает. Появляются морщины, очень болят ноги. На миг начинаешь себя очень жалеть и рассуждать: какого беса это все мне нужно?

Но на следующее утро встаешь с кровати и снова идешь на работу. Хотя и очень тяжело, но никто не хочет возвращаться. А бывает и такое, что за работу вообще могут не заплатить. В таких случаях никто и никуда не жалуется, потому что хозяева могут вызвать полицию. Каждый любитель заработать заграницей понимает: если с ним что-то произойдет, то его даже никто не будет искать. Потому что если ты в стране нелегально, это значит — тебя нет. По закону, хозяин должен выдать работнику, у которого есть документы, дважды в год, на Пасху и Рождество — дополнительную зарплату, но мало кто это делал.

Греки любят скандалить. Каждое утро, когда на дорогах давка, мужчины выходят из автомобилей и начинают кричать друг на друга, чтобы им дали дорогу, но никто никому не уступает. В греческом языке есть только одна ругань — «малакия», что в переводе значит досадная ситуация (глупый человек, некрасивый случай и т.д.), поэтому с утра до ночи отовсюду раздается только это слово.

Среди греков тоже есть те, кто работает прислугой. Правда, им значительно больше платят, за такую же работу, которую выполняем мы. Ведь наши НЕ выдвигают никаких претензий, потому что у них нет никаких прав.

… Домой я вернулась с «депортацией» в паспорте. А еще — с расшатанной нервной системой, кучей новых морщин и опустошенной душой. Пробыв несколько лет на заработках, дома чувствуешь себя чужаком среди своих. Хотя и там тоже никогда ихним не станешь. Мне только 29 лет, i еще не поздно начать жизнь с чистого листа. Ведь теперь я хорошо знаю: даже когда не хватает денег, здесь ты — свободный человек, а по найму всегда будешь никем.

Ирина К.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Powered by Facebook Comments