Мне нравится один немецкий солдат Фриц. Он мне не просто нравится — я им восхищаюсь

Он в 1941 году вместе с фашистскими войсками пересёк границу нашей Родины.

Мне нравится один немецкий солдат Фриц, он в 1941 году вместе с фашистскими войсками пересёк границу нашей Родины. Он мне не просто нравится — я им восхищаюсь. Восхищаюсь Фрицем Шменкелем, Героем Советского Союза. Героя ему дали спустя двадцать лет после войны, посмертно.

«Ах, их заставили воевать! Иначе их бы наказали!», — это да. Некоторых заставили. Некоторых наказали, как этого Фрица. Он от службы в вермахте отказался ещё до войны. Ему не нравился Гитлер и фашизм не нравился. И его посадили в тюрьму. А потом началась война, и этот Фриц сам попросился воевать. Простите, — сказал, — меня за мои заблуждения. Я желаю с оружием в руках захватывать и порабощать, как положено истинному арийцу!

Фрица взяли на фронт, раз он перевоспитался. Пусть в бою докажет свою преданность нацистам. Зимой, в холод, с несколькими сухарями в кармане этот Фриц оторвал погоны и ушёл к нашим. И стал ходить по деревням. Он говорить по-русски не умел; он что-то говорил вроде «Гитлер капут!», и все. Партизаны его схватили в какой-то избе, а этот Фриц им показал, как правильно стрелять из пулемета и как-то смог донести мысль, что он против фашизма. Что он стрелять в невинных людей и захватывать чужие земли не желает. А желает быть партизаном. Вот так. И ему поверили!

Он язык моментально выучил. И такие вылазки совершал, что поразительно просто. Оделся в немецкую форму, пришёл в одно село и велел всем полицаям-прислужникам фашистов, идти с ним. Дескать, сейчас им раздадут подарки за убийства мирного населения и прочие подвиги. Десять полицаев радостно пошли с Фрицем. И награду получили. Им её выдал военно-полевой суд.

Или вот этот Фриц пошёл с маленьким отрядом против танков. И научил партизан стрелять в баки с горючим; пять танков они сожгли. И в генеральской форме партизан Фриц завёл в лес немецкий обоз с боеприпасами — вышел на дорогу и приказал свернуть в лес. Фашисты послушались генерала, конечно. Боеприпасов надолго хватило нашим!

И товарищи сказали, что такого боевого друга они отказываются фрицем называть. «Иван Иванович», — так они звали бывшего Фрица.

Потом Иван Иванович получил особое задание от секретного отдела. И его перебросили через линию фронта под видом немецкого офицера. И там случилось ужасное — Фрица схватило гестапо. Его пытали и убили. А перед смертью Фриц написал записку родным; он попросил прощения, что причинил им горе и беспокойство тем, что умер. Рановато умер. Как раз накануне своего двадцативосьмилетия… Но ни о чем не жалеет. Не о чем ему жалеть. Он все правильно сделал.

Да. Он все сделал правильно. В соответствии с совестью своей. Так что многих заставили. Так-то они добрые были и хорошие, но их заставили убивать и грабить невинных. А вот Фрица Шменкеля не смогли заставить. Вернее, Ивана Ивановича. Честного человека из фашистской Германии…

Автор — Анна Кирьянова

Сторифокс
×