Идет операция. Слышен трагический голос больного:

— Доктор, я кажется, не уснул.

— Да быть того не может! Доктор увлеченно продолжает оперировать.

— Доктор, честное слово, я не сплю.

— Да бросьте вы! Доктор делает надрез.

— А-а-а! Больно!

— Смотри ты, и вправду не уснул.

— Я же вам говорил.

— Ну и молчите себе в тряпочку… с хлороформом. Кстати, дайте ему еще.

— Кайф!.. Доктор, а еще можно?.

— Можно.

— Кайф!.. А еще?

— Можно. Дайте ему по лбу… Бум!!!

— Дикий кайф!.. А еще можно?

— Хватит с вас, а то быстро привыкнете.

— Доктор, ну как там? Это опасно?

— Больной, вы мне мешаете.

— Я могу и уйти.

— Нет уж, останьтесь. Ничего опасного нет. Пуля прошла навылет, не задев жизненно важных центров. Кстати, что за кретин в вас стрелял?

— Почему кретин?

— Так разве ж так стреляют! Чуть выше надо брать, и левее, левее…

— Все очень просто, доктор. Лежу я поздно вечером с любовницей, никого, кроме женщины, не трогаю, и вдруг муж пришел.

— А! Значит, муж стрелял?

— Какой там! Слушайте дальше. Значит, лечу я с балкона, никого не трогаю, и вдруг,  падаю на любимую собаку участкового милиционера.

— Ага, значит, участковый стрелял.

— Он, конечно, стрелял, но попасть ни разу не попал. Значит, бегу я себе голый по улице, бегу, никого не трогаю. И вдруг слышу, сзади кто-то догоняет. Оказалось, маньяк-убийца.

— Неужели, он стрелял?

— Нет, этот всего лишь меня ласково душил. Хорошо, рядом байкеры на мотоциклах развлекаться ехали. Мы с этим маньяком три квартала от них убегали.

— Так эти, что ли, стреляли?

— Да что вы! Это же дети, шалуны. Правда, бедного маньяка насмерть все-таки задавили.

— Ну а вас-то когда, наконец, пристрелят?

— А вы слушайте. Значит, забегаю я, от греха, в коммерческий магазин, пытаюсь натянуть первые попавшиеся штаны, и вдруг выскакивает сторож…

— Стрелял?

— Нет, отстреливался. Потому как тут же за мной в магазин ворвались рэкетиры.

— Рэкетиры, значит, стреляли?

— Зачем им стрелять, они положили нас на живот и действовали паяльником. Хорошо, сторож перед смертью успел признаться, что я здесь ни при чем. Меня и отпустили. Вышел, и прямо на встречу красивая девушка выходит. А я, как назло, одеться не успел. Она достает из сумочки пистолет и стреляет!

— Попала?

— Попала, и не раз, только пистолет у нее был газовый, нервно-паралитического действия.

— Так кто же в вас, черт возьми, тогда дырку сделал?

— Значит, прихожу я под утро домой к жене, голый, с синей от побоев рожей, да еще под газом.

— Слушайте, больной, я на вашем месте после этого пошел бы и застрелился.

— Так вот поэтому я у вас здесь сейчас и лежу.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Powered by Facebook Comments