Холодным мартовским вечером Диана лежала в своей палате, еще совсем слабая после операции. Ее муж Дэвид держал ее за руку, когда в палату зашел врач, чтобы сообщить им новость. В тот день, 10 марта 1991, в результате осложнений Диану прооперировали на 24 неделе беременности, чтобы спасти их дочь Данаю.

12 дюймов в длину и весом всего в один фунт и девять унций, девочка появилась на свет слишком недоношенной. Казалось мягкие и ласковые слова доктора резали их словно лезвие ножа.

«Я не думаю, что она выкарабкается», — сказал он, так ласково, как только мог. «Есть только 10% вероятность, что она переживет эту ночь, но даже, если она и выживет, ее будущее может быть очень жестоким.»

Онемевшие, и не веря своим ушам, Дэвид и Диана слушала, как доктор описывал все проблемы со здоровьем Данаи, с которыми они столкнутся, если она выживет. Она никогда не сможет ходить, она никогда не будет говорить, она, наверное, будет слепой, и она, скорей всего, будет умственно отсталой, и так далее.

«Нет! Нет!», — это все, что Диана могла сказать. Она и Дэвид, с их 5-летним сыном Джастином, давно мечтали о дне, когда в их семье появится второй ребенок, и они станут семьей из четырех человек. Теперь, в течение нескольких часов, эта мечта ускользала от них.

На рассвете, когда Даная держалась за жизнь самой тонкой нитью, Диана проскользнула к ней, и увидев ее, решила, что их крошечная дочь будет жить, и вырастит здоровой, счастливой молодой девушкой.

Но Дэвид, услышав дополнительные страшные подробности о шансах своей дочери когда-либо выйти из больницы живой, знал, что он должен готовить свою жену к неизбежному. Дэвид вошел и сказал, что нужно поговорить о том, как организовать похороны. Диана вспоминает: ‘Я еще никогда не чувствовала себя так плохо, потому что даже он делал все, пытаясь убедить меня в том, что это конец. Но я просто не слушала ни его, ни кого-либо другого! ‘ Я сказала: «Нет, этого не произойдет, ни в коем случае! Меня не волнует, что говорят врачи; Даная не собирается умирать! В один прекрасный день с ней будет все просто отлично, и она вернется домой вместе с нами!»

Как будто услышав слова Диана, Даная цеплялась за жизнь час за часом, и восхищала всех, как ее миниатюрное тело может все это вытерпеть. Но те первые дни были для Дэвида и Дианы настоящей агонией. Потому что у Данаи была еще слабо развита нервная система, и поэтому даже легкий поцелуй или ласки только усиливали ее дискомфорт, поэтому они не могли даже дотронуться к своей крошечной малышке, чтобы показать свою любовь. Все, что они могли сделать, так это смотреть на нее, как она борется за свою жизнь, и молиться, чтобы Бог помог их драгоценной малышке.

Так шли недели. Даная потихоньку набирала вес, а вместе с ним и силы. И вот, наконец, когда прошло два месяца, ее родители смогли впервые взять ее на руки. А позже, хотя врачи все это время продолжали мягко, но мрачно предупреждать их, что ее шансы на нормальную жизнь, были равны нулю, Даная поехала домой из больницы, как ее мать и предсказывала.

Сегодня, пять лет спустя, Даная — это маленькая, но дерзкая молодая девчушка с блестящими серыми глазами и неутолимой жаждой жизни. Она не показывает никаких признаков умственных или физических отклонений. Но этот счастливый конец далеко не конец ее истории.

Одним жарким летним днем 1996 года, Даная сидела у своей матери на коленях. Они были на местном стадионе, и смотрели, как тренируется ее брат Джастин с его бейсбольной командой. Как всегда, Даная говорила с матерью не умолкая ни на минуту, как вдруг она замолчала. Обняв маму за шею, Даная спросила: «Ты чувствуешь этот запах?» Принюхавшись и обнаружив, что пахнет приближающейся грозой, Диана ответила: «Да, пахнет дождем». Даная закрыла глаза, и снова спросила: «Ты чувствуешь этот запах?» В очередной раз, ее мама ответила: «Да, я думаю, что мы скорей всего намокнем, так как пахнет дождем. » Даная покачала головой, погладила себя по плечам, по ее маленьким ручкам и громко объявила: «Нет, он пахнет, как он. Он пахнет, как Бог, когда ты кладешь голову ему на грудь». Слезы застилали глаза Дианы, а потом Даная радостно запрыгала вниз, чтобы играть с другими детьми.

И тут Диана поняла, что в течении этих долгих дней и ночей ее первых двух месяцев жизни, когда ее нервы были слишком чувствительны, чтобы прикоснуться к ней, Бог держал Данаю на груди и это ее любимый запах, который она так хорошо помнит…

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Powered by Facebook Comments