Дело было в бомбардировочном полку, расквартированном на Украине, еще в советское время. На вооружении полка стояли самолеты, обладавшие одним интересным свойством. Если при посадке остаток топлива был меньше, скажем, 1 тонны, то после окончания пробега самолет заваливался на хвост — из-за особенностей центровки. Поэтому во время полетов остаток топлива контролировали очень тщательно.
И вот, идут полеты. Руководитель посадки (РП) управляет очередностью посадки — у кого остаток меньше, садится первым, у кого побольше — загоняют в зону ожидания. Каждый подходящий борт называет свой номер и остаток топлива. Вдруг — в эфире звучит чужой номер. РП (на автомате): — Доложите остаток!
Чужой (с удивлением): — Полтонны…
На КП возникает нехорошая тишина. Все понимают, что для бомбера, турбины которого жрут керосин, как бегемот веники, полтонны — это «на одну затяжку».
РП: — Доложите положение шасси!
Чужой (весело): — Шасси не убираются и не выпускаются!
Начинается аврал. Срочно расчищается коридор, медики и пожарные прыгают по тачанкам и несутся к предполагаемому месту катастрофы. Напряженное ожидание. И вдруг — над полосой показывается «кукурузник» Ан-2 с раскоряченным шасси, которое убрать можно только отпилив, а емкость топливных баков никогда не была больше 700 кг. Этот урод перепутал аэродромы и, уж заодно, решил пошутить. Говорят, что после посадки экипаж ловили всем расчетом боевого управления

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Powered by Facebook Comments