Вчера виделись с одногруппником, оказывал ему моральную поддержку. Парень поедет на выходных знакомиться с родителями своей возлюбленной. Раньше у него до такого этапа отношения ни с одной барышней не доходили, поэтому парня разбил лютый мандраж. Я решил его поддержать и рассказал про свое первое знакомство с родителями девушки.

Я тогда учился я в 10 классе с естественнонаучным профилем, мой одноклассник и лучший друг Серёга решил стать хирургом, и я помогал ему штудировать анатомические атласы, названия костей и мышц, расположение, крепление и т. д. Однажды даже доверил наложить швы на рану на ноге (такие мы были друганы). Ну и я попутно черпал более-менее поверхностные знания о человеческом организме.

Примерно в начале учебного года случилось мне познакомиться с прекрасной девушкой по имени Настя. Гуляли-целовались, но, вот беда: только до 8 часов вечера. Родители начинали бить в тазик уже в 7 и обрывали даме моего сердца телефон. После расспросов Насти о всей ситуации, понял, что они переживают за дочь, которая гуляет с неизвестным парнем, и поэтому дома она должна быть до наступления вечерних сумерек.

На мое предложение придти с тортиком и чаем в гости, познакомиться, Настя отвечала мол нет, не надо, тебе же лучше и всякий раз избегала этой темы. А с учетом того, что классы у нас выпускные, виделись мы пару раз в неделю по часу-полтора, что было прискорбно.
Но однажды судьба внесла свои коррективы. В выходной мы договорились погулять, и решили встретиться около ее подъезда. В назначенное время я ей позвонил и, от нечего делать, держал подъездную дверь для дядьки который перетаскивал из машины в подъезд стройматериалы. Когда Настя спустилась, оказалось что этот дядька и есть ее отец.

Отец представился Николаем Ивановичем, и абсолютно спокойное выражение его лица сменилось на ехидное.
— Ну, — говорит,— Пашка, помогай раз пришел.
Я перетащил на третий этаж несколько коробок с кафельной плиткой и вдвоем с Николаем Ивановичем мы занесли здоровый мешок то ли цемента, то ли плиточного клея.
Дальше выражение его лица становилось только ехиднее, и он предложил мне выпить чаю. Мамы Насти дома не было. Пока Настя, краснея, накрывала на стол, ее батя расспрашивал меня о том, как я учусь, кем хочу стать и все такое. В общем, я расслабился, слово за слово уже сидим, вторую кружку чая осиливаем и Настя с нами, вроде уже успокоилась.
Тут ее отец становится еще ехиднее, достает телефон и говорит, мол смотри, Пашка, чем я занимаюсь на работе. Настя вскакивает и кричит, мол папа, не надо, а он уже показывает. На фотке на операционном столе лежит парень с открытым переломом ноги, берцовые кости торчат наружу.

Ну я не смутился и спрашиваю первое, что в голову пришло:

— На такой перелом берцовых костей аппарат Илизарова ставили?

Батя ее начал фотки листать и рассказывать, что да как. Оказалось, что он анестезиолог-реаниматолог, и предыдущих двух ухажеров своей дочки он подобным способом отпугнул, один даже чаем подавился. За рассматриванием фоток нас застала мама (тоже врачом оказавшаяся к слову), отозвала Николая Ивановича в другую комнату, где устроила ему взбучку.

До окончания школы мы с ней гуляли допоздна и отношения с ее родителями оставались прекрасными.
Только потом высшее образование развело нас с ней по разным городам, но до сих пор мы с Настей в хороших отношениях и, иногда, пересекаясь в родном городке,заходим на чай к ее родителям, и я с удовольствием слушаю истории ее отца (с иллюстрациями, непременно).

Понравилось? Поделитесь с друзьями!
Загрузка...

Powered by Facebook Comments