У меня в институте был друг Шерхан. Высокий, рыжий пианист.
С виду его все принимали за англичанина, шведа, да за кого угодно, даже за поляка, но был он турком. Все пять лет учебы Шерхан как домовой каждый день крутился у меня в комнате, следил за макаронами, играя у плиты Шостаковича на невидимых клавишах, макароны как правило слипались и сгорали, оставшись без воды (у Шостаковича произведения немаленькие… ) Я прибегал на запах дыма и прекращал этот адский копченый концерт…

Короче — покой с ним только снился, но парень он был очень славный. Вот подошли выпускные экзамены, защита диплома, не успели мы оглянуться, как разлетелись по разным странам, не взяв друг у друга адресов.

Прошло 15 лет, я снимал передачу про элитный ремонт, разговорился с одним рабочим – турком, рассказал ему про Шерхана и посоветовался: как можно его разыскать?
Турок спросил, что я о нем знаю?

Знал я в общем-то немало: имя Шерхан, фамилия Кюнгеру, живет в Стамбуле и даже – то что его отца зовут Гекан и по профессии он врач.
Турок заверил, что по этим данным разыскать его будет не так уж и сложно, через пару дней он летит в Турцию, поищет там Шерхана и через месяц вернется с новостями.
Только, поиски дело хлопотное, нужно ездить туда-сюда, звонить, тратить бензин…

Я намек понял и сказал, что для хорошего дела, не пожалею и сотню баксов.
Мы ударили по рукам и разошлись весьма довольные друг другом.
Прошел месяц.
Звонок:

— Але, я как и обещал, привез новости про твоего Шерхана. Мы сейчас подъедем.

Через три часа встречаюсь с турком, он улыбается загадочно, как Джоконда и ведет меня к пруду.
Я в нетерпении выспрашиваю:

— Так что, нашел Шерхана?

— Не я искал, а мои друзья, они сейчас тебе все расскажут.

Подошли к старой «шестерке», сели в машину, внутри мне пожали руки и назвали свои имена еще два турка.
Незнакомцы начали подробно рассказывать, как они объездили весь Стамбул вдоль и поперек, сожгли тонну бензина, подняли на уши полицию, сообщество врачей, но Шерхан, как сквозь землю провалился. Нет нигде, и главное никаких следов. Так что, они чисты передо мной – сделали все что могли, и даже больше, но уговор есть уговор и больше ста долларов за поиски они с меня брать не станут, хотя поиски стоили им куда больше…

Я сижу в дыму на заднем сидении, окруженный янычарами и понимаю, что это тупой развод на деньги, и что, скорее всего, эти «аниматоры» даже и в
Турцию сейчас не летали.

Однако формально они тоже правы: ведь если вы нанимаете частного сыщика следить, за изменами жены, но она вам не изменяла, то это вовсе не значит, что сыщику вы не должны платить за его бессонные ночи, проведенные у подъезда. Все стоит денег.

Заплатить им и чувствовать себя лохом всю оставшуюся жизнь? (а вдруг, еще долго проживу — нерентабельно… ) Драться с ними? — громоздко, но придется, а куда деваться, ведь они притащились ко мне по пробкам через весь город, значит – настроены серьезно.

И тут мне приходит в голову гениальная идея, ведь нужное слово сказанное вовремя, порой бывает сильнее зубов, локтей и кулаков.
Я вынимаю из кармана кошелек и говорю:

— В рублях если, нормально будет?

— Да, конечно нормально.

Перебираю купюры, турки делают вид, что им это не интересно, но сами целиком превратились в периферийное зрение.
Не спеша отсчитываю нужную сумму, но кладу ее обратно в кошелек, а кошелек себе в карман.

Турки не поняли мой маневр и удивленно уставились на меня, прожигая взглядом дыры…
Я весело говорю:

— Мужики, смотрите, что тут у нас получается: вы старались, бегали по всему Стамбулу, искали моего Шерхана и ПОЧТИ нашли его… так?

— Ну, так.

— А я в свою очередь – сидел, отсчитывал деньги… и ПОЧТИ вам заплатил… так что мы в расчете.
С вами приятно было иметь дело, ну я пойду, а то работа ждет.

Грустный боковой янычар молча вылез — выпуская меня.
Как только я покинул машину, турки бросились друг на друга погрузившись в дикий скандал, аж машина зашаталась.

Как приятно победить в драке, которая не состоялась…

Понравилось? Поделитесь с друзьями!
Загрузка...

Powered by Facebook Comments