Я прибыл по адресу и посигналил. Подождав несколько минут, посигналил снова. Я подумал, что это, должно быть, мой последний рейс на сегодня, но вместо того, чтобы развернуться и уехать, я припарковал автомобиль и постучал в дверь. «Минуточку», — ответил хрупкий голос пожилой женщины. Я услышал, как что-то тянут по полу.

После долгой паузы, дверь открылась. Передо мной стояла миниатюрная 90-летняя женщина. На ней было ситцевое платье и шляпа с вуалью, будто из фильма 1940-х годов.

Рядом с ней стоял большой чемодан. Квартира выглядела так, как будто там уже много лет никто не жил. Всю мебель покрывали белые простыни, на стенах не было часов, а на столах – безделушек и посуды. В углу стоял картонный ящик с фотографиями и стеклянной посудой.

«Вы не могли бы отнести мою сумку в машину?», — спросила она. Я отнес чемодан, а затем вернулся, чтобы помочь женщине. Она взяла меня под руку, и мы медленно пошли к машине.

Женщина не переставала благодарить меня за мою доброту. «Ничего, — сказал я ей. – Я просто стараюсь относиться к своим пассажирам так, как я хочу, чтобы относились к моей матери».

«Ох, какой ты хороший мальчик». Когда мы сели в такси, она назвала адрес, а затем спросила: «Не могли бы вы проехать через центр города?».

«Но это не самый короткий путь», — быстро ответил я.

«О, я не возражаю. – сказала она. — Я не тороплюсь. Я еду в хоспис».

Я посмотрел в зеркало заднего вида. Ее глаза блестели, наполняясь слезами. «У меня нет семьи, — продолжала она тихим голосом. – Врач сказал, что мне осталось недолго».

Я выключил счетчик. «Как поедем?».

Следующие два часа мы ехали через город. Она показала мне здание, где когда-то работала оператором лифта. Мы ездили по окрестностям, где она жила с мужем, когда они только поженились. Она показала мне мебельный склад, который когда-то был бальным залом, где она занималась в детстве.

Иногда она просила меня притормозить у определенного здания или места, а затем некоторое время сидела, не говоря ни слова и глядя куда-то вдаль.

Как только солнце стало заходить за горизонт, она вдруг сказала: «Я устала. Поехали».

Мы в полном молчании направились по адресу, который она назвала мне вначале. Это было низкое здание, напоминающее небольшой санаторий. Как только мы подъехали, к машине подошли два санитара. Они аккуратно помогли женщине выйти. Должно быть, они ждали ее.

Я открыл багажник и донес небольшой чемодан к двери. Женщина уже сидела в инвалидном кресле.

«Сколько я вам должна?», — спросила она, достав свою сумочку.

«Нисколько», — сказал я.

«Но вы же должны зарабатывать на жизнь».

«Есть и другие пассажиры», — ответил я.

Почти не задумываясь, я наклонился и обнял ее. Она ответила мне тем же.

«Вы сделали старую женщину счастливой, — сказала она. – Спасибо».

Я сжал ее руку, а затем пошел к своему автомобилю. Позади меня закрылась дверь. Это был звук еще одной закрывающейся жизни.

Я больше не брал пассажиров в тот день. Я бесцельно катался по городу, погрузившись в свои мысли. Весь день я едва мог разговаривать. А что, если бы этой женщине попался разгневанный нетерпеливый водитель, который стремился бы поскорее закончить свою смену? Или что, если бы я посигналил один раз и уехал прочь?

Я считаю, что это был самый важный поступок в моей жизни. Мы же привыкли думать, что жизнь вращается вокруг великих моментов. Но на самом деле великие моменты часто застают нас врасплох – они красиво завернуты в то, что мы считаем мелочью…

Источник

Понравилось? Поделитесь с друзьями!
Загрузка...

Powered by Facebook Comments