Я помню, когда у меня впервые появились чувства к моему мужу. Чем сильнее были чувства, тем больше я боролась с ними. После тяжелого развода с первым мужем, за пару лет до этого, я решила, что навсегда покончила с любовью. Я была вполне довольна своей личной романтикой с цинизмом, и я никого не пускала в свое сердце.

Но Филипп был другим. Он отличался от мужчин, с которыми я когда-либо встречалась, он отличался от любого мужчины, которого я знала. Он был бескорыстным и терпеливым, и ни разу не пожалел меня. Независимо от того, насколько слабой или жалкой или побежденной я чувствовала себя на этом этапе своей жизни, он видел мою силу и мой свет, и мне так хотелось видеть себя такой, какой он меня видел.

Я все время отталкивала его и давала ему повод, чтобы не быть со мной. С самого начала я выложила весь свой мусор, все свои недостатки, всю свою драму — я раскрыла все свои карты, уверенная, что он убежит. Но он остался. И принял все, он действительно, принял меня со всем моим багажом неудач и разочарований.

Через некоторое время, когда я была уверена в своих чувствах к нему, я познакомила его с моими детьми. Мы никогда не проявляли никакой привязанности перед ними, даже не держались за руки и не обнимали друг друга. Филипп был моим другом, в глазах моих детей. Через несколько недель после того, как он познакомился с детьми, у меня была особенно трудная ночь. Я заболела, а моя трехлетняя дочь проснулась среди ночи, и ее вырвало на ковер, что, конечно же, разбудило моего пятилетнего мальчика, который кричал и плакал от усталости. Мы были в таком хаосе, все трое. Это был один из моментов, когда я думала, что сойду с ума. Я выглядела сумасшедшей, и моя голова разрывалась от всех криков. Я пыталась успокоить детей, умыть дочь, вытереть ковер, и я подумала: «Зачем кому-то подписываться на это все?»

Я позвонила Филиппу и разбудила его. «Приходи. Приходи сейчас. Ты говоришь, что хочешь меня, ты говоришь, что хочешь меня со всем, что со мной происходит, тогда приезжай». Он был у меня в квартире через 20 минут. Дети все еще кричали, а я сидела на четвереньках на полу, вытирая ковер. Я ожидала, что у него будет шок или отвращение, может быть, даже гнев, что я разбудила его среди ночи. Но вместо этого, не проронив ни слова, он опустился рядом со мной, забрал у меня тряпку и, отправив меня в постель, сам очистил ковер от рвоты моей дочери. Затем он успокоил моих детей и уложил их спать. А затем он укрыл меня, поцеловал в лоб и сказал: «Да, я хочу этого. Я хочу каждую часть твоей жизни. Всех троих».

Прошло почти семь лет с той ночи, и Филипп все еще быстро очищает рвоту с ковра, поздно ложиться, разговаривая с моим сыном, когда у него какие-то проблемы, звонит с работы домой, когда дочери нужна помощь с математикой. Он любит их безоговорочно, так будто они его собственные дети.

Этот человек, этот замечательный человек, имел смелость прийти и прервать мою горечь. Я навсегда благодарна ему за это. И мои дети тоже.

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Powered by Facebook Comments