Максим Тихончук и Катя Ной: герои — подростки, спасшие 23 ребенка из горящего лагеря «Виктория»

16-летняя Катя Ной вывела и вынесла из огня восемь маленьких девочек. При этом сама она получила ожоги ног и дыхательных путей, в результате оказалась в реанимации. 13-летний Максим Тихончук спас 15 детей, если не больше – считать было некогда.

Пожар, унесший жизни трёх девочек из танцевального коллектива «Адель», произошёл в лагере «Виктория» 15 в ночь на 16 сентября 2017 года вспыхнув около 11 часов ночи. Пожарная сигнализация не сработала, поэтому спасатели узнали о возгорании только в 23:37. Вожатые и персонал лагеря оперативно организовали эвакуацию детей. Юная танцовщица, 16-летняя Катя Ной вывела и вынесла из огня восемь маленьких девочек. При этом сама она получила ожоги ног и дыхательных путей, в результате оказалась в реанимации. 13-летний Максим Тихончук спас 15 детей, если не больше – считать было некогда.

Как расказывает Катя — в тот момент я вообще не думала о том, что могу получить ожоги. Очень боялась за детей и понимала, что должна как можно быстрее вывести всех на улицу. Думала, что дети уже проснулись, но большинство ребят крепко спали. Они не слышали ни треска разрушающегося здания, ни криков. Я начала их будить, но они все равно не просыпались. Наверное, успели надышаться дымом… Я стаскивала их с кроватей, брала на руки и спящими выносила на улицу. Помню, как несла одну девочку, а она сквозь сон бормотала: «Я сплю… Это только сон». Первую девочку, которую вынесла на улицу, передала охраннику. Он был в шоке: «Что ты делаешь?» А я побежала за другими детьми.

Выносила их по очереди. Как только попадала на улицу, вдыхала как можно больше свежего воздуха, а заходя обратно в здание, выдыхала. Несмотря на то что дети спали, многие из них запомнили, как я их спасала. А вот я их лиц не видела. Мне хорошо запомнилась только одна девочка, Карина. Она проснулась, сильно испугалась и вцепилась в меня мертвой хваткой. Мне нужно было бежать за другими детьми, а она не отпускала. Пришлось даже оттолкнуть ее. Карина упала на траву. Я переживала, как бы она из-за меня не получила какую-то травму. К счастью, обошлось.

Дети, которых я несла, были тяжелыми, но я в тот момент словно не чувствовала этого. Уже потом, в больнице, начала болеть спина. А во время пожара было совсем не до этого.

Сама после того, что произошло, шесть раз теряла сознание… Думала, что пройдет. Но после того, как упала в обморок еще и в больничном коридоре, меня госпитализировали. А вот Максим Тихончук, несмотря на ожоги, в понедельник уже пошел в школу.

По расказам самого Максима : » Из своего окна я увидел в соседнем корпусе яркий свет, а когда понял, что горят занавески, побежал в тот корпус. Там слышал крики, но не мог понять, кто кричит. Огонь быстро перекинулся с первого этажа на второй. Я забегал в комнаты и будил детей. Некоторых ставил на ноги и показывал, куда бежать. Тех, кто не мог подняться, выносил на руках. Двери комнат открывались, но с трудом — из-за высокой температуры они как будто были запаяны. А в одной комнате открыть двери так и не получилось… Эта комната была прямо над источником пожара (в этой комнате погибли трое детей. — Авт.). Там заклинило окна и была проблема с дверью. Никто не мог туда попасть «…
— То, что Максим не смог открыть ту комнату, стало для него большим потрясением .

Екатерина Ной и Максим Тихончук стали лауреатами премии «Герой-спасатель года».

Источник

Сторифокс
×