Он заявил: «Какого чёрта ты залезла в мой ноутбук?»

"Все они одинаковые. Сначала ухаживают красиво, а потом показывают своё истинное лицо" — история Оксаны

Оксана пришла из школы и уже в прихожей почувствовала тяжёлый запах перегара. Из комнаты доносился громкий храп. Всё ясно, отец снова пьяный. Она сразу прошла на кухню.

Мама стояла у раковины и чистила картошку. Услышала шаги за спиной и оглянулась. Оксана чутким взглядом сразу заметила красную распухшую щёку.

— Мам, давай уйдем от него. Сколько можно терпеть? Он же убить тебя может, — со злостью сказала Оксана.

— Куда же мы уйдём? Кому мы нужны? Квартиру не на что снять. Не бойся, не убьёт он меня. Он трус. Только передо мной и машет кулаками.

Утром Оксана проснулась от странных звуков. Она встала и заглянула в кухню. Отец стоял у плиты и, запрокинув голову назад, пил прямо из носика чайника. Оксана завороженно смотрела на кадык, ходивший ходуном. Вверх-вниз, вверх-вниз. Слышала, как вода булькающими толчками проходит по его горлу. «Пусть он захлебнётся! Пожалуйста, пусть захлебнётся!» — с ненавистью подумала она.

Но отец не захлебнулся. Он поставил чайник, крякнул удовлетворённо, хмуро глянул красными опухшими глазами и прошёл мимо неё в ванную.

Оксану передернуло, когда она подумала, что мама дольёт в чайник воды из-под крана и поставит на газ, не прополоскав от слюны и запаха отца. Она взяла чайник и долго чистила его губкой, пообещав себе, что больше никогда не нальёт воду в чашку, не помыв и не поменяв воду в чайнике.

На новогодних каникулах Оксана с классом на три дня уехала в Санкт-Петербург. А когда вернулась, мама лежала в больнице.

— Это он тебя? – резко спросила она, когда увидела забинтованную голову мамы.

— Нет, что ты. Поскользнулась, гололёд на улице.

Но Оксана знала, что мама врёт.

От частых травм головы мама страдала гипертонией. Через полгода у неё случился инсульт и она умерла. Отец плакал на поминках пьяными слезами, то сожалея о раннем уходе драгоценной Тонечки, то ругая её последними словами за то же.

Говорил, что Оксана вся в мать, угрожал, что если она тоже решит его бросить, он убьёт её. Оксана еле дождалась окончания школы. На выпускной вечер она не пошла. На следующий день тихо забрала аттестат в канцелярии школы. Пока отец был на работе, собрала вещи и сбежала из дома.

Отец давал деньги на продукты, и Оксана часть из них припрятывала. А то и сама вытаскивала у него из кармана, когда он спал. Не густо, но продержаться какое-то время сможет. Давно решила, что уедет отсюда, будет работать, а учиться можно и заочно.

Что отец будет искать её, не боялась. Участковый, соседи знали про его пьянство, помогать в её поисках не будут. Она уехала в крупный город, сняла запущенную, но дешёвую квартиру на окраине, устроилась работать в «Чикен Хауз». Привлекли льготы: помогали оформить медицинскую книжку, кормили бесплатно…

Подала документы в техникум на заочное отделение. Когда в «Чикен-Хаусе» узнали, что она учится на бухгалтера, посадили за кассу.

Парни пытались ухаживать за ней. «Сначала они все хорошие, нежные, а потом пить начинают или изменяют. Не знаю, что и лучше. Не доверяй их ласковым словам, доченька. Будь осторожна. Я ведь тоже красивая была. Отец не пил, когда познакомились. Любили друг друга. А куда всё девалось? Какая шлея ему под хвост попала?..» — часто говорила мама.

Оксана запомнила её слова, на ухаживания парней не отвечала. Насмотрелась на жизнь родителей.

Мама в день зарплаты шла в магазин и покупала необходимые продукты: побольше макарон, сахара, круп, консервов, чтобы хватило надолго. Отец быстро пропивал деньги, но в доме всегда была еда, хоть однообразная и скромная. Теперь Оксана делала так же.

Она шла домой с оттягивающим руки тяжёлым пакетом. Навстречу шёл парень, уткнувшись в мобильник. Оксана понадеялась, что он её заметил, обойдёт. Но парень налетел на неё.

— Извините, — произнёс он, оторвав глаза от экрана телефона.

Оксана хотела нагрубить, мол, смотреть надо, куда идёшь. Но увидела заинтересованный взгляд симпатичного парня и смутилась.

— Ничего, я сама виновата, — сказала она и улыбнулась.

Парень предложил свою помощь. Оксана помедлила, но всё же отдала ему пакет. Не может человек с такой открытой улыбкой быть плохим. Они познакомились. Алексей легко донёс пакет до дома, но Оксана всё же не позволила ему проводить её до квартиры.

На следующий день парень пришёл в «Чикен Хаус». Сказал, что случайно зашёл, но Оксана была уверена в обратном. Они стали встречаться.

Алексей честно признался, что разведён, что у него есть маленькая дочка, которую он обожает. Оставил жене квартиру, а сам живёт у друга. Рассказал, что женился по глупости.

— Просто не смогли жить вместе, ничего общего, как оказалось, между нами нет. Мы иногда по нескольку дней не разговаривали.

Он много говорил о дочке, и Оксана решила, что такому человеку, который там любит детей, доверять можно. Через месяц Алексей предложил жить вместе.

— Давай снимем нормальную квартиру поближе к центру. Вдвоём легче жить.

Оксана согласилась. Летала на крыльях. У неё теперь будет нормальная семья. Они переехали в просторную однушку, скромно отметили начало совместной жизни. О будущем, о свадьбе Оксана не загадывала. Алексей часто заводил разговоры о детях, что их будет непременно двое — мальчик и девочка. И Оксана верила, что так и будет.

Алексей сразу заплатил за квартиру за два месяца вперёд. А на третий месяц извиняющимся тоном попросил заплатить Оксану.

— Понимаешь, у дочери день рождения. Не рассчитал, купил ей дорогой подарок, да ещё алименты…

Какие могут быть сомнения и счёты? Оксана, не раздумывая, заплатила сама. Каждый месяц стали появляться разные обстоятельства: то дочка заболела, то родителям пришлось помочь… И теперь квартиру оплачивала она. Они же семья, хоть и не официальная.

Когда поняла, что беременная, сразу сообщила Алексею радостную новость. Он не подхватил её на руки, не стал кружить по комнате, как это часто делали счастливые будущие папаши в фильмах, а довольно равнодушно кивнул.

— Я думала, что ты будешь рад, — обижено сказала Оксана.

— Просто неожиданно. Нет, правда, я рад. – Алексей обнял её и поцеловал.

От сердца отлегло. Снова Оксана порхала по квартире, напевая. Но время шло, а Алексей не делал ей предложения. К тому же начался токсикоз. От запаха и вида еды Оксану выворачивало. Всё чаще Алексею приходилось готовить самому.

— У моей жены не было никакого токсикоза. Может, с тобой что-то не так? – раздражённо спросил он однажды.

Оксану больно задели слова про жену. А она кто?

— У всех по-разному бывает. Пройдёт, — стараясь скрыть обиду, сказала она.

Токсикоз действительно вскоре прошёл. У Оксаны вдруг проснулся зверский аппетит. Она ела всё подряд и, конечно, набирала вес.

В свою одежду уже не влезала. Как-то Алексей заметил у неё новое платье.

— У нас денег нет, а ты платье купила, — упрекнул он её.

— Но мне надо в чём-то ходить. Что, снова дорогой подарок дочери купил? – в том ему ответила Оксана.

— Это моя дочь. Да, я буду ей покупать всё, что нужно. Ты знала, на что идёшь, соглашаясь быть со мной. Дочь для меня на первом месте, – повысил голос Алексей.

— А я? На каком месте наш ребёнок? Может, тебе он не нужен? – выкрикнула в ответ Оксана.

— Я не думал, что ты такая. Мне казалось, что мы обо всём договорились.

— Мы? Это ты договаривался, а я поддакивала, потому что люблю тебя. Если твоя дочь для тебя важнее, то не будет никакого ребёнка, — на эмоциях выкрикнула Оксана.

Она не поняла, что произошло. В голове звенело, она видела, что Алексей что-то говорит, но не слышала слов. Чувствовала, как распухает щека под её ладонью. Из глаз брызнули горячие слёзы обиды и отчаяния.

— Прости, я не сдержался. Оксана, тебе очень больно? – наконец расслышала она.

Алексей заглядывал ей в лицо, пытался отвести ладонь от щеки.

А у неё в голове билась одна мысль: «Он меня ударил. Ударил! Отец хоть пьяным бил маму, а Алексей не пьёт…»

Он усадил её на диван, а сам встал перед ней на колени, заглядывал в лицо и всё повторял:

— Прости меня. Я не знаю, как это произошло. Что мне сделать, чтобы ты простила меня?

Оксана с удивлением увидела на его глазах слёзы. Он уткнулся лицом в её колени и всхлипнул. Ей стало жалко его. Она провела рукой по его волосам. Алексей тут же поднял голову с надеждой на прощение. Оксана через силу улыбнулась, чувствуя боль в распухшей щеке.

— Ты простишь меня? – снова повторил Алексей.

— Если обещаешь больше не …

Алексей не дал договорить, закрыл ей рот поцелуем.

— Больше никогда в жизни не подниму на тебя руку. Поверь. Ты мне веришь? Я люблю тебя…

И Оксана простила. Сама виновата. Зачем пугала, что избавится от ребёнка. Нет, она никогда не сделала бы этого. Просто вырвалось сгоряча. Но он тоже ударил сгоряча…

Алексей снова был ласков и нежен с ней. И Оксана успокоилась. Он любит её. У них скоро появится ребёнок. Всё будет иначе, чем у её родителей. Он не такой, как отец. Отец не просил у мамы прощения. Виноватым себя чувствовал, но прощения не просил. Оксана сама придумывала оправдания Алексею.

Шло время, приближался декретный отпуск. Когда Алексея не было дома, Оксана открыла его ноутбук, чтобы выбрать недорогую коляску. Для малыша столько всего нужно. Цены её расстроили. Ничего, можно купить с рук, подешевле. Рано, конечно, забеременела. Но что теперь сожалеть об этом? Ничего, вместе они справятся. Они ведь любят друг друга.

Оксана уже хотела закрыть ноутбук, когда случайно нажала на одну из папок на рабочем столе. Во весь экран открылся снимок симпатичной молоденькой девушки. Она улыбалась в камеру, откинув голову назад. В руках она держала охапку оранжево-жёлтых кленовых листьев. Казалось, что вот-вот подбросит их вверх. Оксана открыла следующий снимок. На нём та же девушка, но уже просто стоит и смотрит в камеру.

Кто это? Бывшая жена Алексея? Не может быть, ей должно быть около тридцати. А этой девушке явно на десять лет меньше. Снимок сделан совсем недавно. Может, просто скачал откуда-то понравившееся фото? Она снова придумывала оправдания Алексею, стараясь не замечать очевидного.

«Ты не понимаешь? Он изменяет тебе. Ты ничего не знаешь о нём. Вернее, заешь лишь то, что он рассказал сам. Может, не жена, а он сам изменил ей? Ты уверена, что он к дочке по выходным ездит? Почему нет ни одной её фотографии?..» — нашёптывал её внутренний голос. Ребёнок почувствовал её волнение, затолкался.

— Тихо, малыш. Всё хорошо. Я накручиваю себя. Сейчас придёт папа, и мы спросим у него, — приговаривала она, гладя живот.

В замке повернулся ключ. Оксана о неожиданности вздрогнула, прикрыла крышку ноутбука и отскочила от стола к дивану. В следующее мгновение Алексей вошел в комнату. Оксана натянуто улыбнулась ему.

— У тебя всё в порядке? — спросил он, уловив её напряжение.

— Да. Спала, сон дурной приснился. Услышала, что ты пришёл, и вскочила, — ответила она, стараясь, чтобы голос не дрожал. – А ты почему так поздно?

Взгляд Оксаны упал на ноутбук. Крышка не закрылась до конца, экран горел, а она не успела закрыть папку со снимками.

Алексей что-то говорил, а Оксана молила бога, чтобы он не заметил открытого ноутбука.

— Я ждала тебя, не ужинала. Пойдём на кухню, – попыталась отвлечь его Оксана.

Но Алексей уже смотрел приоткрытый ноутбук. Сердце Оксаны упало.

— Ты лазила в мой ноутбук? – резко спросил Алексей.

Глаза его превратились в щёлочки. Оксану обдало холодом. Она не помнила, чтобы он так смотрел на неё.

— Твой быстрее работает. Я смотрела сайты с детскими колясками… — сказала она, как ей казалось, спокойным и естественным голосом.

Алексей приподнял экран.

— Коляску искала? – Он снова заморозил её взглядом.

— Я случайно открыла папку… Я не специально, я не рылась в твоём компьютере… — виновато говорила она, покраснев до ушей.

«Да, случайно открыла, и посмотрела все фотографии. Так он и поверил тебе», — язвительно прошептал голос в её голове.

— А кто это? – Оксана кивнула на экран.

Алексей тут же захлопнул крышку.

— Жена сотрудника. Он по ошибке прислал их мне на почту вместо документов, — не моргнув глазом, сказал Алексей.

— На почту? Но почему они на рабочем столе? Почему ты не удалил их? Ты мне изменяешь? – голос Оксаны дрожал.

— Ты что, оглохла? – накинулся на неё Алексей. — Я же сказал, что сотрудник прислал на почту вместо документов. Я не глядя сохранил папку. Какого чёрта ты залезла в мой ноут? — Алексей навис над Оксаной, его глаза метали искры праведного гнева.

Она никогда не видела его таким. Её напугало его изменившееся лицо, обычно улыбчивое и красивое. Сейчас оно казалось страшным. Оксана отступила на шаг назад.

«Он сейчас размажет тебя по стенке, беги», — предупредил внутренний голос.

— Да, у меня есть женщина. И ты виновата в этом. Когда мы познакомились, ты была стройная и милая. Я думал, ты не такая, как все. А ты такая же, как моя жена. Что вы всё вынюхиваете, высматриваете? Что вам всем не хватает-то? Я всё для тебя делал, а ты… — Алексей надвигался на Оксану, тесня её к стене.

— Ты посмотри на себя! Жирная корова, вот ты кто. Думаешь, приятно смотреть на тебя?

— Я же не виновата, это гормоны, беременность… — пролепетала Оксана, пятясь от Алексея. – Я рожу и стану…

Удар припечатал её к стене. Затылок взорвался болью. Оксана на мгновение потеряла сознание. Упасть не дал Алексей. Он придавил её к стене своим телом.

И первое, что она увидела, очнувшись от секундного забыться, были горевшие бешенством глаза Алексея.

— Никогда, слышишь, никогда не бери мой ноутбук! – На лицо попали брызги его слюны.

Оксана зажмурилась.

Перед глазами всплыло давно забытое воспоминание, как отец пил воду из горлышка чайника, запрокинув голову. Она даже почувствовала его запах. Оксану передёрнуло.

Алексей неожиданно отступил от неё, и Оксана мешком сползла по стене на пол. От неудобной позы живот скрутило, а потом резкая боль пронзила Оксану насквозь. Она обхватила живот руками и пыталась сделать вдох, хватая ртом воздух.

— Смотреть на тебя противно, — бросил Алексей и ушёл в ванную.

Боль отпустила. Оксана с трудом поднялась на ноги, придерживая живот. Согнувшись, дошла до прихожей, взяла сумочку (как учили в женской консультации, она в третьем триместре всегда носила документы и обменную карту с собой) и вышла из квартиры.

Новый приступ боли заставил её согнуться пополам. Она стиснула зубы, чтобы не застонать. Тошнота волнами подкатывала к горлу. На этот раз боль длилась дольше. Оксана сделала несколько глубоких вдохов и позвонила в соседнюю квартиру.

Женщина открыла дверь и что-то спросила. Оксана не могла разобрать слов из-за шума в голове. Она снова согнулась от режущей пополам боли…

Женщина помогла дойти до дивана. Оксана ни о чём не могла думать, боясь нового приступа боли.

— Сейчас, потерпите, «скорая» уже едет, — наконец расслышала она. — Ваш муж сейчас принесёт вещи. Ничего, всё будет хорошо…- говорила женщина в ярком красном халате.

— Муж? – спросила Оксана.

— Ну да. Он пришёл домой, не нашёл вас и позвонил в мою квартиру. Это он вызвал «скорую». Вам повезло. Такой заботливый муж…

Оксана непроизвольно сжалась, увидев за спиной женщины Алексея. Он сел перед ней на колени, с сочувствием и нежностью спросил, как она себя чувствует. Оксана вжалась в спинку дивана.

— Так, отойдите все, не мешайте, — в комнату вошёл мужчина в синей форме скорой помощи. – Как часто схватки?

— Через каждые четыре минуты, — ответила женщина.

Словно в подтверждение её слов, Оксана закрыла глаза и замычала сквозь стиснутые зубы…

Через два часа, лёжа на столе родильного отделения, измотанная схватками и болью, сквозь туман и шум в голове она услышала:

— Мальчик, недоношенный, вес…

«Мальчик, мой мальчик. Живой. Только мой», — подумала она.

Потом её отвезли в палату, в которой уже лежали две женщины. В такие палаты посетителей не пускают. Он не придёт. Здесь она в безопасности.

«Мама оказалась права. Все они одинаковые. Сначала ухаживают красиво, а потом показывают своё истинное лицо. Нельзя никому доверять. А я забыла, расслабилась. Разве могла представить, что всё так закончится? Правильно говорят, если раз поднял руку, то сделает это снова. Бежать надо. Нет, я не вернусь домой. Да и не дом это вовсе, а съёмная квартира. Есть же какие-то службы помощи таким, как я. Врачи должны знать», — думала она под неспешный разговор двух женщин.

Через четыре дня Оксану выписали, не смотря на мольбы оставить её с ребёнком. Оксана пошла на квартиру за своими вещами. Ключей от квартиры она не взяла, когда её увозили на скорой помощи. Оксана позвонила в дверь.

Алексей окинул её придирчивым взглядом.

— Ребёнок где? В роддоме оставила? – спросил он.

Голос чужой, грубый. Куда делся любящий Алексей?

— Он в инкубаторе лежит. Вещи можно забрать? – спросила она.

Алексей дёрнул плечом, отошел в сторону, впуская её.

Она торопливо собирала вещи, чувствуя на себе его взгляд. Хотелось скорее уйти. В ванной висел чужой халат, на стиральной машине стояла чужая косметичка…

— Ничего не хочешь объяснить? – спросил Алексей.

— Я ухожу от тебя.

— Скатертью дорога. На алименты не рассчитывай. Думаешь, лучше меня найдёшь? Ты ещё пожалеешь…

Оксана боялась вступить в перепалку, но Алексей не собирался её удерживать.

С вещами Оксана сразу поехала в кризисный центр, где ей предоставили временное убежище. Пока ребёнок в роддоме, нужно многое успеть сделать.

«Мама, как не хватает тебя. Если бы послушалась меня, ушла бы от отца, жива была бы, — думала она, лёжа на жёсткой кровати своего временного убежища. Потом её мысли обратились к сыну. — Мой малыш, вот увидишь, всё будет хорошо. Скоро мы будем вместе и я никогда никому не дам тебя в обиду…»

Сторифокс