Раньше в этом возрасте тихо ползли на кладбище и вязали носки

Каблуки остаются мазохистам, а осознанность ценится как упругая грудь.

Те, кому сегодня 50+, лишнее полуторное поколение. Раньше в этом возрасте вязали носки и тихо ползли на кладбище, а сегодня творят историю и ищут настоящую любовь.

Еще не понятно, что с нами делать, но процесс пошел. Начал формироваться рынок предложений, реклама становится более осмысленной, деньги дешевеют, а тренинги личностного роста учат не «снимать» партнеров, а «надевать» их на себя.

Три темы захватывают меня в этом процессе.
Подростки больше не воюют. Не с кем. Родители адекватны, их головы и души заняты теми же смыслами, которые множатся и требуют ответа. Мы ищем, также как наши дети, ищем то, чего еще никогда в нашей жизни не было. Мы живем в параллельных реальностях, и вопрос «куда уходит детство» больше не актуален: детство здесь, вот оно, играет в жопе.
Меняются стандартны красоты. Полные женщины выходят на подиум, свободные и легкие ткани рулят, каблуки остаются мазохистам, а осознанность ценится как упругая грудь.

Счастье взрослеет. Никто не верит сегодня лучезарным 20-летним влюбленным, первым шальным заработкам и ранним бракам. «У тебя вся жизнь впереди», — говорю я сорокалетней разрушенной тяжелым разводом женщине. И она верит мне, а не своей маме, которая скулит «кому ты теперь нужна».

Насчет вечной жизни ясности пока нет, но как знать, возможно, эти самые подростки смешают однажды пару капель в пробирке и принесут нам на блюдечке еще лет 20-30, а там глядишь и внуки к пробиркам подберутся, и все, капец старушке с косой.

Это я к тому, что надо идти гулять, а не диван с книжкой, ибо чем длиннее жизнь, тем больше ответственность за ее качество, вот.

(Юлия Гурье-Арье) (с.)

Источник

Сторифокс
×