Жду на выходных твоих родителей. Пусть приходят на смотрины!

Алёна смотрела в безразличные взгляды Валентины и её сына, который от скуки рассматривал свою обувь. Она вдруг осознала, что этим людям дочь и внука ни за что не отдаст.

Утром в выходной день Алёна Викторовна пыталась разбудить дочь.

— Ульянка, вставай, на службу опоздаем.

— Мам, не могу, хочу сегодня остаться. Очень сильно болит голова.

— Я дам тебе таблетку, а ты давай умываться.

Так уж заведено было в семье – ходить по воскресеньям на службу в церковь.

Погодные условия не играли никакой роли, даже если дверь заметет снегом или улицы зальет дождём. Утром воскресенья мама и дочь всегда на службе. Алёна Викторовна была матерью одинокой. Ульяна никогда и ничего не слышала о родном папе, будто его и в природе не существовало.

«Я не знаю, как рассказать маме, что беременна. Она никогда не сможет меня понять. Думает, что и отношений у меня нет», – задумалась Уля.

— Ульяна, мы опаздываем! Ты почему так медленно идёшь?

— Мама, мне тяжело скрывать. Ты скоро станешь бабушкой?

— Как так бабушкой?

— Мама, послушай! Я беременна!

Алёна Викторовна, наконец, сбавила шаг, а потом и вовсе остановилась, усевшись на первую лавочку.

— Ну и как его зовут? – безучастно поинтересовалась мама.

— Это не имеет значения. Он не признает отцовства.

— Это как? – удивилась мама. – Он ребёнка тебе сделать умудрился, а теперь как женится, так отцовства мы не признаем? Быстро говори мне, как его зовут и кто он?

— Лёша. Мы учимся в одной группе. У него родители статусные. Папа в какой-то начальник в посольстве, и мама там же работает. Не дадут нам вместе быть. Да и не люблю я его.

— Что происходит с этим миром? – сказала Алёна Викторовна и закрыла лицо руками.

А первые в жизни воскресная служба была пропущена.

Ульяна уже обрадовалась, что мама так спокойна. А Алёна Викторовна вообще не разговаривала весь день. Но оказывается, рано радовалась.

Утром следующего дня Алёна Викторовна была уже в институте.

— Мама, ты зачем здесь? – испугалась Уля.

— Давай, зови кавалера своего, хочу с ним поговорить.

— Мамочка, иди домой, я очень тебя прошу. Что за позор?

— Что значит позор? – Алёна Викторовна начала закипать – Не подойдёт ко мне твой Лёша, значит, придётся мне идти к ректору! А там я устрою просо невероятный скандал!

У Ули просто не оставалось выбора, она подозвала Лёшу.

— Молодой человек, я много говорить не буду. Либо ты женишься на Ульяне, либо я ставлю на ноги все посольство, где родители твои работают. Я найду в себе силы всей вашей семье устроить грандиозное веселье. Не хочу, чтобы моя дочь растила ребёнка одна! Ты понял?

— Я поговорю с родителями, – обещал Леша.

— Поговори. Или это сделаю я.

Алёна Викторовна твёрдо решила побороться за дочь. У студентки и пенсионерки едва хватало денег, а теперь ещё один рот…

— Теперь Лёша меня ненавидит. – рыдала Ульяна дома.

— Никто не заставляет его тебя полюбить. Только бы в жены взял. Может, хоть немного поживешь по-человечески.

— Алёна Викторовна, — фыркал Лёша в трубку – Я женюсь на Уле.

— Прекрасно. Жду тебя и твоих маму с папой в субботу на ужин. Смотрины будем устраивать, вопросы обсуждать.

В субботу Алёна Викторовна уже с самого утра стояла у плиты, достала лучший набор посуды, наготовила столько – не хотела упасть лицом в грязь перед будущими родственниками.

Уля проплакала все утро, говорила, что не собирается принимать участия в этом цирковом представлении.

— Как знаешь. Я сама все сделаю, спасибо скажешь. – сказала мама.

Раздался звонок в дверь. Алёна Викторовна, улыбаясь, открыла дверь. Поздоровалась с Лешей.

— Рада познакомиться, а где же ваш папа?

— Мой муж с шантажистами на контакт не выходит. Вы получите официальную роспись, но не будет никакой свадьбы. В нашем доме вам места тоже нет.

— Извините, Вы не представились. – Алёна говорила спокойно и размеренно.

— Валентина Ивановна! – отрезала сваха.

— Приятно. Давайте успокоимся и побеседуем? Проходите в дом, присаживайтесь за стол.

— Вы, правда, считаете, что я буду, есть здесь?

Алёна смотрела в безразличные взгляды Валентины и её сына, который от скуки рассматривал свою обувь. Она вдруг осознала, что этим людям дочь и внука ни за что не отдаст.

— Тогда не смею вас задерживать! – Алёна снова улыбнулась и указала на дверь.

— Такая же ненормальная, как и дочь твоя! – кричала Валентина и тянула Лёшу из квартиры за руку.

Алёна оперлась на стену и тихо зарыдала от злости, обиды и стыда.

— Мама, что случилось? – прибежала Ульяна.

— Всё хорошо, пойдём кушать, дочь. Там столько всего, за неделю не съедим!

-Мама тебя кто-то обидел?

— Нет, просто ты оказалась права. Вы с Лешей совсем не подходите друг другу. Ты хорошая, порядочная. А он равнодушный и злой.

— А как же люди, осуждения? – удивилась Уля.

— Поговорят и успокоятся. – улыбалась Алёна. – А мы с тобой сможем все.

Источник

Сторифокс
×